Где купить сумку мужскую через плечо

Мастер мужского костюма где купить сумку мужскую через плечо один, законодатель советской мужской моды — так называли Александра Игманда коллеги и друзья. Почти всю творческую жизнь он провел в знаменитом Общесоюзном Доме моделей на Кузнецком мосту, более 50 раз представлял СССР на международных выставках и фестивалях моды по всему миру, принимал участие в запуске производства у нас знаменитых плащей «макинтош» и в других громких лицензионных проектах. Даже модельеры высочайшего ранга всегда оставались фигурами закулисными.

А уж если речь шла не о культурной, а о партийной элите, — то и вовсе тайными. Среди клиентов Александра Игманда были многие известные актеры и режиссеры отечественного театра и кино: Андрей Тарковский, Михаил Ульянов, Юрий Любимов, Василий Ливанов, Вениамин Смехов, Александр Збруев, Александр Абдулов. Но основным его «подопечным» был главный мужчина СССР — Леонид Ильич Брежнев. Пока генсек был жив, Александр Игманд никогда не рассказывал о своей «швейной» работе с ним. Заговорил о своем «высочайшем» заказчике лишь во времена Горбачева, когда огромная советская страна взяла курс на перестройку и гласность Но только сейчас, спустя 36 лет после смерти Брежнева, устные мемуары его личного модельера стараниями Анастасии Юшковой наконец «обрели плоть». Какая одежда нравилась генсеку, как и где доставали для его костюмов кнопки, которых еще не выпускала отечественная промышленность, что случилось с Леонидом Ильичом в Ташкенте — об этих и многих других тайнах одного из самых харизматичных лидеров СССР вам расскажут фрагменты выпущенной российским издательством «Новое литературное обозрение» книги мемуаров Александра Игманда «Я одевал Брежнева». С Зайцевым я познакомился совершенно случайно, году, наверное, в 1960-м.

Как-то поздней весной я пришел в гости к брату Алику Мы стояли во дворе, и к нам подошел худенький, улыбающийся юноша Это был Слава Зайцев, живший в их подъезде этажом ниже и учившийся в текстильном институте, в который мы с Аликом только собирались поступать. Славка тут же начал рассказывать о задании, которое дали в институте, — разработать коллекцию пляжных ансамблей. Размахивал руками, описывая, какой пляжный ансамбль он придумал: «ситчик, шляпу с широкими полями, букетик цветов». К этому времени он уже окончил Ивановское художественное училище Расписывал ткани, шил. Несмотря на молодость, он был женат, и у него был маленький сын Егор, которого он возил гулять в коляске. Жена его, Марина, тоже занималась модой. После института Славу распределили на фабрику рабочей одежды в Бабушкине, где он начал делать цветные фуфайки.

А к моменту своего прихода в Дом моделей он уже был известным художником. Со своим фонтаном идей Зайцев тут же стал лидером экспериментальной лаборатории, куда, окончив институт, попал и я. Почти 12 лет Слава фактически возглавлял нашу экспериментальную группу Был лишь один неприятный момент: Слава везде подчеркивал, что любая наша коллекция — это его личная, хотя над ней трудился целый творческий коллектив Но, с другой стороны, он всегда брал на себя ответственность за коллекцию, если, например, ее ругали в министерстве или ЦК, не боялся вступать в конфликт. В интервью иностранной прессе он часто говорил: «Нам не дают работать, зажимают». Уйдя из официальной моды, Слава стал работать в театре.

Сделал «Свадьбу Фигаро» в Театре сатиры, много работал в «Современнике» с Галиной Волчек, с которой очень дружил, создавал костюмы в Театре Вахтангова А потом на проспекте Мира построили Дом моды и Зайцева позвали художественным руководителем. С этого момента началась его слава как создателя уже собственного Дома моделей. Когда я только пришел в Дом моделей, а это было в 1967 году, я получил третью категорию и зарплату в 80 рублей. Сумма была маленькая, поэтому я продолжал заниматься частными заказами, благо, многое умел делать сам — и кроить, и шить. Сначала ко мне стали обращаться коллеги: сшить пальто, пиджак, брюки, женские вещи.